~Греческая вселенная~

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~Греческая вселенная~ » Фанфики » Последние


Последние

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Ник или имя подлинного автора: Firia Metallium
Аниме: Slayers
Название: Последние
Возрастная категория: PG 13

буду выкладывать частями, фик длиннющий...



И когда твое сердце захлестнет темнота
И душа онемеет в беспросветной тоске,
Ты подумай: а может, где-то ждет тебя Та,
Что выходит навстречу со свечою в руке?

Эта искра разгонит навалившийся мрак
И проложит тропинку в непогожей ночи...
Ты поверь: вдалеке вот-вот зажжется маяк,
Словно крепкие руки, простирая лучи.

Ты не знаешь, когда он осенит горизонт
И откуда прольется избавительный свет.
Просто верь! Эта вера – твой крепчайший заслон.
Даже думать не смей, что Той, единственной - нет…

Мария Семёнова

   На улице темнело. В такую жару мало кто хотел выходить из дома, поэтому везде было необычно тихо – даже пьяные не шатались по переулкам. Все, кто мог, отсиживались в прохладных квартирах, нещадно гоняя на полную мощность свои кондиционеры и проклиная жару. Ночь не принесла прохлады – было душно и по-прежнему жарко.
   Молодой человек в расстегнутой до середины рубашке и потертых джинсах остановился у двери одной из многочисленных распивочных Чайна-Тауна и задумчиво посмотрел на вывеску. Потом пожал плечами и, видимо передумав заходить, достал из кармана пачку сигарет.
   «Здравствуй, Иокогама, - подумал он. – Давно я не был здесь. Да, очень давно… Пожалуй, около ста лет».
   Человек, к которому после такого заявления уже совсем не применимо слово «молодой», зажег сигарету и явно без удовольствия закурил, наблюдая, как в небо поднимается тонкая струйка дыма.
   «Все к черту, - подумал он, вдруг выкинув только начатую сигарету. – Какой теперь во всем этом смысл?! Сакамото Каору, менеджер по рекламе, ха! С таким же успехом я мог бы стоять за стойкой вот в этом баре. И с таким же отсутствием смысла».
   Каору достал новую сигарету и снова закурил. Да, его жизнь теряет смысл с каждым днем. А все потому, что таких, как он, больше не осталось…
   Он никогда раньше не думал, что одиночество может так тяготить. Когда вокруг только глупые люди, с которыми не поговорить о том, что, когда-то было, не сказать: «А помнишь раньше, когда на Земле были Монстры, Боги и Драконы…», которые видят в тебе просто такого же глупого человека. И никто не поверит, что ты участвовал в Войне падения Монстров… Потому что и самой войны-то никто не помнит. О ней не говорится даже в учебниках истории.
   Каору сплюнул сквозь зубы. Какой черт понес его в Иокогаму? Завтра ведь выходить на работу, на его новую работу в Токио. Каору изо всех сил старался быть добропорядочным, законопослушным гражданином, но ему стоило большого труда не сорваться и не уйти в мафию, просто из чувства протеста. Просто, чтобы причинять кому-то зло, как требовала его природа. Но Каору не хотел создавать себе лишних проблем.
- Эй, парень, - вывел его из задумчивости грубый голос. – Посторонись, чего стоишь в проходе?
   Каору молча отошел в сторону, искоса глянув на нарушителя своего спокойствия.
- Ты чё, зыркаешь, а?! – рассвирепела пьяная рожа. – Не нравится мой тон?
   Каору ничего не ответил и молча повернулся к роже спиной. Не хватало еще ввязаться в пьяные разборки.
- Эй, ты чё, оглох? Ну-ка, смотри сюда! По роже захотел, недомерок?!
   Каору развернулся и, совсем не сильно замахнувшись, ударил нахала в челюсть. Тот отлетел метра на три и с легким удивлением посмотрел на паренька среднего роста и достаточно хрупкого телосложения, который одним ударом уложил его на мостовую.
- Никогда не суди по внешности, - беззлобно сказал Каору и пошел в сторону вокзала.
   Сев на поезд до Токио, он позволил себе расслабиться. Как ни странно, после инцидента с пьяным ему полегчало, он даже немного развеселился. Каору включил плеер и переключил его в режим радиоприемника. В наушниках раздался приятный женский голос.
   «Странно, как будто бы я уже слышал этот голос раньше… - подумал он. – Ну да, этих певиц сейчас – как собак нерезаных». 
   Песня закончилась, началась следующая. Но Каору почему-то не смог ее слушать – у него в ушах все еще звенел голос неизвестной, но почему-то до странности знакомой ему певицы.
   «Чушь какая-то», - Каору злобно щелкнул переключателем.
   Нет, денек сегодня - хуже некуда. И все из-за проклятой жары. Из-за этих проклятых людей, да, это из-за них он вынужден мотаться по всему свету, постоянно меняя место жительства и имя. Он уже стал забывать свое настоящее имя. Имя, которое раньше на многих наводило суеверный страх. Имя, которым он когда-то гордился…
Кселлос.
   Каору усмехнулся. А лучше бы ему и забыть это имя навсегда. Все равно теперь оно не имеет смысла, как и все его жалкое существование. Кселлоса больше нет – есть только Сакамото Каору, начинающий специалист по рекламе «с большими перспективами», как сказал директор фирмы, в которой он раньше работал. Ну да, с большими… Уж кто-кто, а Каору мог многого добиться в этом деле, как и в любом другом. Но он никогда не мог ничего довести до конца, бросая одну работу и хватаясь за другую. Он все время чего-то искал, чего-то старался добиться, но все это рушилось, стоило ему вспомнить о том, что в его жизни больше нет смысла. И главное, у него даже не было сил избавиться от всего этого, покончив с собой. Он просто не мог этого сделать чисто физически.
   Поэтому он смирился со своей участью и изо всех сил старался стать нормальным человеком, чтобы не выделяться из толпы других людей. Ему и раньше это блестяще удавалось, но тогда он не жил среди людей так долго. Теперь же Кселлос делал все, как люди, со скрупулезной точностью соблюдая все нормы их жизни. Он уже и забыл, как это – быть мазоку, и слова «жизнь прекрасна» вызывали у него только легкую брезгливую гримасу, не больше. Каору до сих пор не считал жизнь прекрасной. Теперь же он просто ненавидел ее.
   А еще он разучился смеяться. Нет, конечно, он улыбался и мог посмеяться над шуткой или анекдотом, но искренне веселиться, как когда-то, он уже не мог. Поэтому за ним всегда закреплялась репутация неплохого человека и идеального работника, но сближаться с ним никто не хотел – очень многих пугал неподвижный взгляд его холодных, всегда серьезных глаз и привычка в упор смотреть на собеседника во время разговора. Кселлос уже давно перестал щуриться, ему даже нравилось то впечатление, которое неизменно производили на людей его глаза.
   «Смотрит – и как будто душу твою наизнанку выворачивает, - говорили про него. – А у самого в газах ничего – они даже как будто не отражают свет».
   Поезд затормозил и остановился. Каору со вздохом поднялся и вышел на платформу. Через полчаса транспорт перестанет ходить, а ему добираться до дома с пересадкой… У него была однокомнатная квартира в Токио, он приобрел ее совсем недавно, и никак не мог запомнить, как до нее добираться. Хорошо, что Каору додумался приобрести карту города…
   Кселлос благополучно добрался до половины пути и стал ждать следующего автобуса. Прождал минут пятнадцать, потом догадался подойти к расписанию. Оказывается, он опоздал на последний автобус, опоздал всего на пять минут. Каору чертыхнулся (надо же было поселиться на окраине города!) и пошел пешком, надеясь, что идти будет всю ночь. Заставлять себя спать, да еще в такую жару, ужасно не хотелось.
   Однако он дошел гораздо быстрее, чем рассчитывал. До утра оставалось еще очень долго, делать было нечего. К счастью, на кухне оказалась оставленная прежними хозяевами банка кофе. Каору выудил из сумки с вещами кастрюльку, кружку и кипятильник, нашел в стене розетку и набрал из-под крана воды. После второй чашки кофе он уже почувствовал себя лучше.
   «Единственный стоящий напиток, - с улыбкой подумал Каору, насыпая в чашку четыре чайных ложки порошка, - Если бы кто-нибудь увидел, в каких количествах и в какой концентрации я хлещу черный кофе без сахара, этому кому-то стало бы плохо».

0

2

Самому же Каору плохо не становилось. На него не действовал ни алкоголь, ни никотин,  ни даже наркотики. Порой ему хотелось уйти от реальности, напиться до бесчувствия, но у него не получалось – в лучшем случае начинали путаться мысли, а в худшем – возвращались воспоминания. Поэтому Каору никогда не пил. А когда ему становилось совсем плохо, он в диких количествах пил кофе. Это мало спасало от депрессии, но все же ему становилось чуточку лучше. Совсем чуть-чуть.
   «Все, хватит, - подумал Каору, заметив, что кофе в банке осталось на донышке. – Надо придумывать себе другое развлечение».
   Однако в голову ничего не приходило, и  Каору, захватив сигареты, вышел на балкон.
   «Вот именно такими летними ночами и приходят в голову мысли о самоубийстве, - уныло подумал он. – Почему я не могу покончить с собой?.. Хорошо людям: достаточно просто шагнуть вниз с этого балкона, и все, конец. Но мне это не поможет…»
   Светало. Каору с какой-то болезненной заинтересованностью следил за тем, как небо на востоке светлеет, прогоняя ночную тьму. Ждать рассвета сейчас казалось смыслом жизни, таким ничтожным, но все-таки смыслом… Когда полоска света стала красной, интерес к рассвету резко пропал. Каору глянул на часы и зашел в комнату.
   Там в беспорядке валялось все, что он успел распаковать: кое-какая одежда, бумаги, документы, пара книг и почему-то электрический чайник, которому место было на кухне. А он кипятил воду в кастрюльке!
   Из мебели в комнате почти ничего не было – только старая кровать с металлической сеткой (вот антиквариат!), стул на трех ногах и обшарпанный письменный стол. Кроме того, в углу стоял шкаф, с которого хозяева зачем-то сняли дверцы. Каору хмыкнул: надо же, стало жалко дверец… Тоже, ценность.
   Он распихал вещи по полкам шкафа и постарался придать комнате более или менее жилой вид, убрав мусор и слегка пройдясь веником по полу. Но, несмотря на это, комната выглядела заброшенной и неуютной. Впрочем, у Каору никогда не было уютно. Он просто не умел создавать уют.
   Попытавшись навести хоть какое-то подобие порядка, Каору переоделся и вышел из дома. До начала рабочего дня была еще уйма времени, но он просто не мог больше оставаться под крышей. Каору захватил с собой плеер и опять включил радио – в последнее время ему нравилось слушать музыку.
   Он сразу наткнулся на ту же песню, которую слышал вчера. Теперь голос певицы уже не казался ему чем-то необыкновенным – он убедил себя в том, что тысячу раз слышал его раньше и только вчера вдруг обратил внимание. Сама песня ему очень понравилась, и он решил как-нибудь потом записать ее, а может и узнать имя певицы. В конце концов, многие увлекаются музыкальными группами, фанатеют. Почему бы ему, например, не стать поклонником этой незнакомки?..  Каору улыбнулся своим мыслям. А что, идея неплохая, может быть это поможет ему бороться с нескончаемой депрессией. По крайней мере, сейчас ему стало гораздо лучше – как будто он встретил кого-то, с кем не виделся тысячу лет… Эта мысль неожиданно больно кольнула его. Он действительно очень хотел встретить кого-нибудь из старых знакомых, но слишком хорошо знал, что все они давно мертвы.
   Каору вздохнул и пошел на работу. В конце концов, никто не убьет его, если он придет немного раньше.
***
- Сакомото-сан? Ах да, это вы – наш новый специалист. Я получил на вас очень хорошую рекомендацию, - говорил директор фирмы, лично встретивший Каору. – Вы будете работать здесь, проходите.
   Каору оглядел помещение. М-да… Кроме него там работали еще две женщины. Женщин он недолюбливал.
   Директор быстренько смылся, оставив Каору на растерзание двум обрадованным девушкам, которые сразу же стали выяснять, как его зовут, сколько лет, где живет и т.д. и т.п. Каору мягко намекнул им, что пора бы начинать работать, но их это не остановило. Поэтому он решил хотя бы использовать их болтовню с пользой.
- А вы случайно не знаете одну певицу, она еще песню такую поет, - Каору напел начало припева.
- Конечно, неужели вы о ней не слышали?! – удивилась одна из девушек, ее, кажется, звали Мидори. – Это же Фурусава Хикари, она сейчас очень знаменита! Ах, у нее такой замечательный голос, я ее поклонница!
- Ну и я, наверное, тоже, - улыбнулся Каору. – Фурусава Хикари. Я запомню.
- Я принесу вам кассету с ее песнями, Каору-кун, - предложила вторая девушка, Акико.
- Заранее спасибо.
- А знаете Каору-кун, вы и сами поете неплохо!
-Да? Ну что вы, вовсе нет, - Каору вспомнил о своей неудавшейся вокальной карьере.
- Вы скромничаете! Обещайте, что потом споете нам что-нибудь.
- Желание леди – закон, - Каору прищурился и улыбнулся, на мгновение в нем словно проснулся прежний Кселлос. – А теперь давайте работать.
***
   Это был пожалуй, самый длинный рабочий день в его жизни. Терпеть болтовню двух молоденьких девушек, которые, похоже, решили устроить соревнования вроде «кто больше скажет в минуту» - это не для слабонервных… Поэтому Каору был искренне рад, когда наконец-то пробило семь. Отклонив предложение поужинать, он быстренько спел девушкам какую-то популярную песенку (чем вызвал бурный восторг обеих) и буквально помчался домой. Работа в рекламной компании не обещала быть легкой.
Проходя мимо какого-то парка, Каору вдруг услышал звуки музыки.
   «Надо же, концерт под открытым небом, - улыбнулся он. – Интересно, кто выступает?..»
   Каору подошел поближе. Теперь он мог слышать голос певицы, и у него все потеплело внутри. Ну конечно, это она. Фурусава Хикари.
   «Интересно, почему ее голос так на меня действует? – думал Каору, пробираясь через толпу. – Вроде бы, ничего особенного, поет она и не так уж прям хорошо, а за душу цепляет».
   Он умудрился протиснуться почти к самой сцене и наконец-то поднял глаза на саму певицу. Она стояла к нему в пол-оборота, лицо с одной стороны закрывала длинная челка.
   «Обычная рыжая девчонка, - подумал Каору. – Хотя фигура у нее – супер». И тут девушка повернулась к нему лицом.
   У Каору подкосились ноги, внутри все словно оборвалось. Он уже не слышал песни, не чувствовал, что его кто-то толкает в бок, в глазах на мгновение потемнело.
   «Не может быть, - твердил он про себя, в упор смотря на певицу, - этого просто не может быть! Это не может быть она!»
   Однако зрение его не подводило. На сцене стояла Филия, золотой дракон Филия… Он узнал ее с первого взгляда и не мог ошибиться.
   «Филия, Филия, что она тут делает? Я думал, она исчезла вместе с остальными Золотыми… - думал он. – Но как же это здорово, что она жива! Это значит, что я теперь не один, мне теперь будет с кем поговорить».
   Каору охватила бешеная радость. Конечно, Филия – Золотой дракон, а следовательно, его исконный враг, но теперь, в современном мире, это уже не имеет значения. Им просто незачем враждовать – ведь расы обоих полностью уничтожены.
   «А она изменилась, - отметил Каору, во все глаза пялясь на певицу. – Пожалуй, похорошела, да и движения стали гораздо пластичнее. А рыжий цвет ей даже идет, но  все-таки хуже, чем ее собственный».
   Одно было плохо – Каору совершенно не представлял, как обратить на себя внимание. В толпе она его не заметит, как ни старайся. Правда, один способ все же есть…
   Как только Филия кончила петь и собралась уходить со сцены, Каору подобрался как можно ближе и как мог громко заорал: «ФИЛИЯ!!!»
   Певица остановилась и завертела головой, пытаясь в толпе поклонников отыскать того, кто назвал ее именем, которое она когда-то носила. Когда взгляд ее скользнул по тому месту, где стоял Каору, тот отчаянно замахал руками. Глаза Хикари на мгновение задержались на нем, но на ее лице ничего не отразилось. Каору для нее был всего лишь человеком из толпы, и взгляд ее прошел мимо. Поискав еще немного, она ушла со сцены.
   Кселлоса охватило горькое разочарование. Она его даже не заметила… Впрочем, нельзя ее винить – народу перед сценой было действительно много, и все машут руками. Да и освещение не слишком хорошее…
   Он обошел сцену с другой стороны, надеясь перехватить Филию на выходе. Но, конечно, эта идея пришла в голову не ему одному – там уже была целая толпа, через которую кое-как пробиралась Фурусава Хикари в сопровождении охраны. Лицо девушки было усталым, но она улыбалась поклонникам и даже умудрялась на ходу раздавать автографы. Каору понял, что протолкаться к ней можно только с помощью телепортации, поэтому он просто стоял и тоскливо наблюдал за ней.
   «Ну пожалуйста, Хикари, ну посмотри в мою сторону, - мысленно умолял он. – Только посмотри… Это же я, Кселлос, ты же помнишь меня, ты наверняка тоже будешь рада меня видеть».

0

3

«Ну пожалуйста, Хикари, ну посмотри в мою сторону, - мысленно умолял он. – Только посмотри… Это же я, Кселлос, ты же помнишь меня, ты наверняка тоже будешь рада меня видеть».
   Но Хикари не посмотрела. Она села в машину и уехала прочь, куда-то вглубь сияющего вечерними огнями Токио. Поклонники стали потихоньку расходиться, и только Каору все стоял, прислонившись к дереву и глядя туда, куда уехала машина певицы.
   «Странно, почему мне так обидно?.. – думал он. – В конце концов, это всего лишь Филия. Почему же так больно?..»
   Каору вздохнул и медленно побрел домой. Зайдя в квартиру, он достал ноутбук и, повозившись с проводами, подключил его к телефонной линии.
   «Хорошо, что я вчера успел зарегистрироваться», - подумал Каору и полез в Интернет. Он решил узнать все, что можно, о Хикари Фурусаве.
   К его удивлению, нашел он мало. Фактов, в той или иной степени касающихся ее биографии, почти не было, а то, что было, явно не соответствовало действительности. Даты рождения указывались всевозможные, места рождения – тоже. В одном из досье даже было написано, что Хикари – дочь крупного мафиози, но скрывает это. Слухи вокруг Филии расползались по Сети невероятные, но все авторы страниц подчеркивали, что певица очень не любит говорить о себе и практически никогда не дает интервью. Каору хмыкнул: еще бы. Ей просто надоело придумывать себе биографию.
   Он сохранил на память несколько фото – на одном Хикари была с каким-то типом, который был представлен ее женихом. Каору почувствовал укол ревности, но успокоился, заметив, какое недовольное лицо у Филии. Тип явно просто клеился к ней, это же не значит, что он действительно нравится Хикари.
   «А с чего мне вообще интересоваться ее личной жизнью? - одернул себя Каору.- Я только хочу встретиться с ней и поболтать о прошлом». Однако невольно его захватили мечты о том, как было бы здорово, если бы они с Филией навсегда остались вместе. Этот мир, мир людей и машин, враждебен им обоим, и Филии тоже наверняка тяжело жить здесь. Вдвоем им было бы гораздо легче, несмотря на то, что они представители враждовавших рас. У них есть общие воспоминания.
   «С другой стороны, возможно, Филия приспособилась лучше, чем я, ведь она начала жить среди людей гораздо раньше, - подумал Каору. – И мир для нее менялся постепенно, а память о былом незаметно стиралась. Это я старался быть мазоку до самого конца, даже когда остался единственным – а она давно стала человеком. И, может быть, она просто не поймет моих проблем».
   Но Каору все равно твердо решил поговорить с Хикари Фурусавой. Пусть она снова обзовет его намагоми, может быть даже и вытащит из-под юбки свою любимую шипастую палицу, но он убедится, что это прежняя Филия, с которой они вместе победили Даркстара. И он скажет: «А что, драконы по-прежнему предпочитают решать дело при помощи грубой силы?» Она, конечно, рассердится, накричит на него… А он обнимет ее и скажет: «Хикари, Хикари-тян, это было давно. Давай начнем все с начала».
   Каору улыбнулся, представив себе реакцию Филии. Ну еще бы… Чтобы негодяй вроде Кселлоса сказал ей такое. Да она же размажет его по асфальту тонким слоем… Ну и пусть размажет. Он будет просто счастлив.
   Каору повезло – на одном из сайтов он нашел адрес, на который можно было написать Хикари. Он решил, что в крайнем случае, если ему не удастся встретится с ней лично, он может написать письмо. Каору терпеть не мог писать письма, но это был особый случай.
   Он глянул на часы и охнул – половина второго. Когда живешь среди людей, поневоле приходится принимать их распорядок, и Каору приучил себя спать по ночам. Поэтому он выключил компьютер, разделся и улегся на скрипящую всеми своими пружинами кровать. Надо купить новую, жить ему здесь еще долго…
   Каору был не требователен к обстановке, но кровать с металлической сеткой, трехногий стул и шкаф без дверец раздражали даже его.
   Он быстро заснул, не смотря на жару и немного возбужденное состояние. Сны ему не снились никогда, но в эту ночь, в виде исключения, ему снились кошмары. Во сне у него из глаз текли слезы, но он этого не знал, а утром уже ничего не мог вспомнить, кроме черных крыльев Даркстара.

0


Вы здесь » ~Греческая вселенная~ » Фанфики » Последние


Создать форум ©